Make your own free website on Tripod.com



Не уходи из десанта...




      ... Бор вернулся из драйва, положил тяжелые кулаки на стол и сказал:
      - Все! Я в эти игры не играю.
      И тогда мне стало страшно. Потому что Бор был десантник от Бога. Потому что, если он сломался, то что же с нами будет?
      Тон хотел свести все на шутку.
      - Куда же ты пойдешь? Ты ж кроме десанта ничего не знаешь.
      - Отдохну, осмотрюсь. Баб трахать буду. Детей заведу. Я последний в роду. Мне род продолжать надо.
      А Мета сказала:
      - Я под тебя лягу и рожу тебе ребенка. Не уходи из десанта.
      Все знали, что Бор и Мета терпеть друг друга не могли. Бор долго-долго на нее смотрел, а потом сказал:
      - На что ты мне такая нужна? Нервы портить? Пройдешь психоформирование с импринтингом, с оптимизацией под мой психопрофиль, тогда подумаю.
      - Пройду. Какой глубины?
      - Ноль восемьдесят пять.
      Люди нашей профессии всякого повидали, но тут наступила тишина. У нас в десанте имеется много разных штучек, о которых простым смертным лучше не знать. Психотроника - одна из таких игрушек. Согласиться на оптимизацию под чужой психопрофиль - это значит потерять себя. Стать новой личностью. А с импринтингом - это значит стать рабом. В данном случае - рабыней. Идеальной рабыней для Бора, имеющей лишь 15% свободы воли.
      - Мета, прекрати, - неуверенно проговорил Тон.
      - Я серьезно. Мало нас что-ли в драйвах гибнет. Считайте, что усохла в драйве. Если Бор вернется в десант, значит жила не зря. Всем понятно?
      Мета заводная. Я смотрел на нее и думал, останется ли она такой же красивой, если Бор не отступит. Черт возьми, конечно останется. Ее красоту даже шрамы не портят. Напротив, загадочности придают. Хочется провести по ним пальцем, взять лицо в ладони... Тьфу! О чем я думаю! Бор должен отступить. Неужели он не понимает?..
      Бор не отступил.
      - Сниму психопрофиль. У тебя полчаса, - сказал он и вышел.
      - Ты на фонтан села? - зло спросил Ген. - Тебе по голове настучать или по заднице? Я торможу Бора.
      Апельсин врезался в дверь рядом с его головой. И разлетелся как снежок. Ген остановился, медленно развернулся и стер ладонью брызги с лица.
      - От винта, Ген. Спасибо за заботу, но я уже в драйве. Парни, у кого есть, чем горло промочить?
      Я достал из заднего кармана фляжку с коньяком, и оказался третьим. Мета обвела релаксационную взглядом, выдернула нож из ножен в голенище сапога и разрезала пять апельсинов пополам. Потом, взяв половинку, воткнула над вазой нож в мякоть, провернула, вырезав лунку.
      - Чем не стаканы? Сом, наливай.
      Мы разобрали импровизированную посуду.
      - За Мету, - сказала она. - Славная была девчонка, хотя и стерва немалая. Если кому-то копыта отдавила, не держите на нее зла.
      Я выпил коньяк и закусил апельсином. Пальцы стали липкими от сока. Вкуса не почувствовал. В голове две мысли: "Бор остается в десанте" и "Нельзя же так, в самом деле!"
      - Проглоты! Какого черта посуду съели? Вам же хуже! Мне больше достанется, - обругала нас Мета и приложилась прямо к горлышку. - А помнишь, Ник, как ты нас с Геном вытаскивал?
      Я кивнул. Вытаскивать - моя работа. Но, чтобы я смог вытащить, десантник должен дойти до круга возврата. Они не дошли до него пяти километров.





Ж Е С Т О К И Е     С К А З К И
СКАЗКА N3
К ВОПРОСУ О ПРИРОДЕ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ

<script> </body> </html>