Make your own free website on Tripod.com



Меня хотели купить с потрохами




      Институт стоит на ушах. Неожиданно нагрянули высокие гости. Сама генеральный секретарь совета со свитой. А я так устала от всего, что даже не волнуюсь. Абсолютно. Даже когда высокие шишки заполняют мою комнату. Генсек что-то говорит шефу, та уводит экскурсантов, а мы остаемся с глазу на глаз.
      - Хотите кофе? - спрашиваю я генсека. - Растворимый, без сахара. Сахар кончился.
      - Хочу, - неожиданно соглашается она. Готовлю кофе, разворачиваю пакет с бутербродами.
      - Тони... Можно, я вас так буду называть? Вы поддерживаете нашу партию?
      - Нет. Партию стабилистов я не поддерживаю.
      - Но вы нам не враг?
      Задумываюсь на целую минуту. Враг... Враг - это как-то... слишком серьезно. Это когда зубами в горло.
      - Наверно, нет. Я голосовала за реалистов, хотя шансов у них не было. А вас, стабилистов, я просто боюсь. Вы слишком долго сидели в оппозиции, теперь дорвались до власти, и начнете с ошибок. Вас будет кидать из крайности в крайность, вас будет заносить как машину на льду. Очень скоро вы потеряете популярность и наверняка проиграете следующие выборы. Простите, что я говорю неприятные вещи, это профессиональное.
      - Нет, это как раз хорошо. Лести я наслушалась. Тони, вы получили очень опасный для нас документ и не опубликовали его. Почему?
      - Потому что стало бы еще хуже. Смотрите! - вывожу на экран таблицы и графики. - Видите, насколько возрос бы индекс недовольства? Начались бы погромы, битье стекол...
      - Уже бьют.
      - Значит, начали бы стрелять! - рявкаю я и с тайным злорадством наблюдаю, как вытягивается лицо генсека. - Да, поздравьте тактический отдел за идею подсунуть мне командировку в питомник. Это была великолепная импровизация.
      - Но вы догадались и перепоручили дело Ларме.
      - Вы сейчас пьете кофе в аналитическом отделе. Это мозг института, - улыбаюсь я, играя непонятно кого.
      - Вам не нравится наша программа, наша партия, но из высших соображений вы не стали совать палки в колеса, - заключает генсек. - Я предлагаю вам возглавить аналитический сектор нового правительства.
      Ух ты... Чур меня, чур!
      - Я пока не собираюсь менять место работы. И мне не нравится ваше резко отрицательное отношение к прогрессу и науке.
      - Реалисты выбрали прогресс. Нам приходится играть на его недостатках. Это политика, Тони, ничего больше. И будем честны: нельзя гнать прогресс как лошадь на скачках. Иногда нужно остановиться и оглядеться - а туда ли мы скачем? В общем, если надумаете - место за вами. Придется, правда переехать на Семь Холмов. Поближе к резиденции правительства. У вас будет небольшой особнячок, служебная машина. Там имеются отличные ясли и детские сады с полным пансионом.
      - Заманчиво, очень заманчиво... А вы не пробовали предложить эту должность Ларме?
      - Хорошие у вас бутерброды. А кофе - дерьмо. Я пробовала говорить с Лармой. Она очень вежливо и мягко выставила меня за дверь.
      О деле больше не говорим. Пожираем сонькины бутерброды и запиваем дешевым растворимым кофе. Я бы сейчас сожрала кусок пластилина с опилками - и вкуса не почувствовала. Несмотря на все, эта женщина мне чем-то симпатична.
      - Если не секрет, на чем прокололись в питомнике? - спрашивает она, оглянувшись на дверь и облизывая пальцы.
      - На трелевочном тракторе. Мурашей я обнаружила ночью, а в восемь утра рабочие уже рубили просеку. Не могла дирекция так быстро договориться с лесничеством. А в общем, я довольна командировкой. Интересно было.
      На прощание генсек оставляет мне визитную карточку и говорит условную фразу, которую я должна сказать телефонистке.
      Гости уезжают, а у меня начинается запоздалая реакция. Сижу, дрожу, тупо смотрю в стену. Меня хотели купить с потрохами. За дом, машину и ясли для звереныша. Осмотрели, побеседовали и хотели купить. Утром я абстрактно ненавидела генсека стабилистов, а расстались почти друзьями. Я не поддалась на уговоры, но это случайность. Испугалась ответственности, струсила, или по идейным соображениям? Да всего понемногу.
      Вскакиваю, вру Лолочке-секретарше, что ухожу в местную командировку, и бегу в парк нервы успокоить. Марширую по дорожкам и лужам чуть ли не бегом. Ветка хлещет по глазам. Зачем-то хватаю ее и начинаю ломать. Ветка сопротивляется. Выкручиваю яростно и самозабвенно. Прохожие удивленно косятся на меня. Наконец, измочаленная ветвь летит в кусты. Вместе с ней куда-то улетает ярость, подавленность и неуверенность. Почему, когда дело касается работы, так просто разложить все по полочкам? А как прихватывает за живое, мозги в кучку... Аналитик, блин! Проблема-то стара как мир. Пусть случайно, но я выбрала верную сторону. Ларма говорит, трудно совершить только первый Поступок. Типа того, что трудно помирать только первый раз. И хватит об этом. Глубокий вдох - и полный выдох. Я спокойна. Лапки перестанут трястись, и буду совсем спокойна...
      Дома рассказываю обо всем Соньке.
      - Тони! Ты молодчина! Я тобой горжусь! - кричит она и бросается мне на шею.
      Через три дня ясли и вся больница знают, что генсек ела сонькины бутерброды.




Ж Е С Т О К И Е     С К А З К И
СКАЗКА N6
К ВОПРОСУ О РАВЕНСТВЕ ПОЛОВ

<script> </body> </html>