Make your own free website on Tripod.com




Цеpатозавp
(Папа озвеpел, тепеpь тебе кpышка!)






        Ужин был испорчен появлением хищного ящера. Первой его заметила Катрин.
        - Ох ты, боже мой! - запричитала она. - Нытик, Нытик, Нытик!
        - Сейчас я его прогоню, - пообещал Мрак и издал рев голодного золотоискателя, увидевшего котелок супа. Ящер перевел заинтересованный взгляд на него, наклонил голову на бок и помахал перед брюхом маленькой четырехпалой передней лапкой.
        Мрак поднялся на задние лапы, расправил крылья и издал рев золотоискателя, у которого неожиданно отняли котелок супа. На задних лапах он был на целую голову выше гостя и на пару центнеров тяжелей. Ящер, однако, попался на редкость глупый - понял только одно: остальные что-то жуют, но его не приглашают. И пригласил себя сам.
        - Я тебя предупреждал! - грозно произнес Мрак и двинулся навстречу. Не доходя трех шагов развернулся и нанес мощный удар хвостом. Только что затянувшийся нежной кожицей обрубок хвоста чиркнул по шершавой шкуре колена хищника. Боль была страшной, кровь ударила фонтаном.
        - У-у-у, а-а-а, о-о-о! - заорал Мрак и забегал кругами по поляне, высоко поднимая лапы. Ящер плотоядно облизнулся и пристроился следом.
        - Спасался бы, глупенький. Сейчас папа из тебя шашлык сделает, - посоветовала Лобасти.
        Мрак остановился, подождал ящера и нанес мощнейший удар ногой в живот. Ящер сел на хвост. Мрак провел апперкот правой, отчего голова ящера запрокинулась, и левой тут же ударил в горло. Потом обрушил правый кулак на лоб ящера. Тот клюнул носом в землю. Видимо, большая часть мозгов у него действительно находилась не в голове, а в крестце, потому что хвост свистнул в воздухе, и Мрак покатился по земле.
        - Ну все, доигрался, - прокомментировала Лобасти. - Папа озверел, теперь тебе крышка.
        Удар вернул Мраку осторожность и ясность мышления. Он поднялся, отряхнулся, прыгнул к ящеру, вонзил когти в глаза и тут же отскочил.  Хвост хлестнул по воздуху. Мрак сходил на берег, выбрал среди топляка бревно потяжелее, вернулся и оглушил жалобно скулившего ящера.
        - Мог бы ради первого раза и простить, - заметила Лобасти. Мрак ничего не ответил, подтащил тушу к дереву, подвесил за хвост, вырвал когтями горло, выпуская кровь, и пошел в воду отмываться. Настроение было прескверное. Три недели отращивания хвоста - коту под хвост. Тьфу ты! А хвост так нужен для полетов!
        Из кустов выполз на брюхе Нытик, полакал из лужицы свежую кровь, обиженно заблеял и побежал, переваливаясь к Катрин. Та сунула ему горсточку вкусных листьев, взяла аптечку, подошла к мужу. Вылизала рану на хвосте, потом что-то зашила. Мрак терпеливо сносил боль.
        - Дичаем, - буркнул он. - Язык вместо антисептики. Как звали покойного?
        - Если я ничего не путаю, это цератозавр. Видишь, костяной гребешок вдоль хребта, недоразвитый рог на носу и четыре пальца. Жил в конце юрского периода. Только считается, что они были не больше пяти метров, а этот с нас ростом.
        - Много здесь еще такой гадости?
        - А как же! Горгозавры, тиранозавры - это из самых крупных двуногих на суше, а в воде - язык устанет перечислять.
        - Нет бы, что приятное сказать.
        - Приятное то, что цератозавр считается самым стремительным. А тиранозавры, возможно, еще не появились. Но тут ничего нельзя точно утверждать. Считалось, что мезозаврики давно вымерли, а мы их ели...
 
 
 

("Осколки Эдема")


<script> </body> </html>