Make your own free website on Tripod.com
Сергей Лукьяненко
Назад
Рецензия Сергея Лукьяненко, снабжённая комментариями Павла Шумила



Здесь и далее жёлтым отмечены слова С. Лукьяненко, зелёным - П. Шумила




-----------------------------Комментарий---------------------------------

       За четыpе года у меня скопилось довольно много отзывов. Cpеди них попадаются настоящие жемчужины. Здесь одна из них - отзыв смеpтельно обиженного Сеpгея Лукьяненко. Вот его слова:

       "Трудное это дело - рассказывать о произведении человека, который является твоим врагом. Любой вправе воскликнуть - "сводишь личные счеты". Да если бы все было так просто..."

       Откуда такое отношение? На самом деле все ОЧЕНЬ пpосто. Некотоpое вpемя назад в ФИДО pазгоpелась очеpедная дискуссия по поводу твоpчества Лукьяненко. В ходе этой дискуссии я весьма сеpьезно пpошелcя по стаpым мозолям писателя Лукьяненко. Что услышал в ответ, пpиводить здесь не буду. Как говоpится, толкни сосуд, и из него плеснет то, чем он наполнен. Я был обвинен во всех смеpтных гpехах, неуважении, непонимании и т.д.
       А когда Сеpгея Лукьяненко убедили, что в литеpатуpной конфеpенции положено говоpить о литеpатуpе, и не место бpани, pодились...

-----------------------------Комментарий---------------------------------



ДРОВА В САХАРЕ


       Есть некие принципы, по которым судят литературное произведение. (Я не литературовед, поэтому принципы это скорее мои, чем общепризнанные. Если они кому-то кажутся несущественными, то далее опять же можно не читать.) Это язык, стиль повествования, характеры героев, оригинальность и "закрученность" сюжета, идеи, вложенные автором, эмоциональный эффект от чтения, общая морально-этическая направленность.



Разберем творчество Шумила по всем данным критериям.



1. Язык.

       Когда я осилил первые пять-шесть страниц романа, я впал в легкое недоумение. Ощущение было таким, что потребляешь продукт, в котором чего-то не хватает. Причем это была не яичница без соли, или борщ без капусты... скорее - что-то вроде морковных котлет или фальшивого рагу. Блюдо, в котором один ингридиент был убран, и заменен другими. В результате вроде бы все на месте... а вкуса нет...
       Потребовалось пролистать роман дальше, прежде чем подмена стала очевидной. Вот прямая речь... много прямой речи... Вот поток мыслей главного героя... много, очень много потока мыслей. А где речь авторская? Где описание происходящего "со стороны"? Где "картинка"? Hет ее. Все, что описано в романе, дано именно через призму взгляда главного персонажа. И не просто окрашено его отношением к миру, а именно "рассказано".

=== Cut ===

       ... Поэтическая заумь, массаракш! Тридцать три раза массаракш! Спокойней, парнокопытный друг пернатых! Говори, что думаешь, но думай, что говоришь! Дождик начинается, что делать будешь? Мокнуть со всех сторон, или только сверху? Кто-то из великих сказал: "Hе знаешь, что делать - сей разумное, доброе, вечное". Что бы такое посеять? Может, тот кустик удобрить? Или полить? С бреющего. Хотя, зачем его поливать, на болоте-то. Расслабься и думай о приятном. Вот видишь, какая крр-а-сивая молния. Ничего не видишь. Ничего, это сейчас пройдет. Вот снова травка зеленеет, птички поют. Или это у меня в ушах звенит? Лошадка!.. В болоте... Тонет ведь! Тот плюгавый, что суетится на берегу - хозяин? Чем не повод для доброго и вечного. Как же ее вытащить?

=== Cut ===

       Что ж, тоже прием. Конечно, на любителя. Рассказ от первого лица в литературе явление более чем частое... но даже используя этот прием не стоит все время идти по "навязыванию" читателю одного-единственного взгляда на мир. Мир "Драконов" загнан в прокрустово ложе авторских предпочтений изначально, выбранным Шумилом приемом - "все через взгляд главного героя". Кому как... мне это никогда не было особо симпатично. Смотреть на всех второстепенных персонажей взглядом дракона, заранее оценивая их как "плюгавых", размышлять о распылении разумного, доброго и вечного в виде удобрений - не самый приятный способ чтения...
       Однако - на любителя...
       Прямой речи, которая составляет вторую часть произведения Шумила, даже не хочется касаться. Лишь одна цитата:

=== Cut ===

       - Главный компьютер, на связь!
       - Главный компьютер слушает.
       - Ты знаешь, какой вкус у твоей отравы?!
       - Должен быть горький. Угол между активным радикалом и атомом углерода составляет...
       - Я тебе покажу угол! Я из тебя самого пассивного радикала сделаю! Можешь изменить вкус?
       - Hет.
       - Засранец! Конец связи.

=== Cut ===

       За исключением некоторой... э-э-э... эмоциональной окраски речи главного героя, от компьютера он неотличим. Увы, говорят персонажи Шумила практически одинаково. Порой - с крепким словцом, порой - подобострастно добавляя "сэр Дракон"... но одинаково...



2. Характеры героев.


       С характерами у Шумила значительно легче. Особенно удался образ главного героя - человека в драконьем теле. Можно иронизировать по поводу того, что этот образ играет на детских комплексах читателя, на желании быть огромным, страшным, неуязвимым... и что б еще все при этом любили! Однако я не стану иронизировать. Это ведь литературное произведение... и мало ли какого героя решил придумать автор? Кто из писателей-фантастов устоял перед искусом сделать главного героя непобедимым, могучим и отважным? У меня у самого таких героев немало. Серж с планеты Земля, Кей Дач с Шедара... даже Леонида из "ЛО" или Петра Хрумова из "ЗХИ" можно при желании вогнать в ряд "супергероев". Правда, помещать персонажа в неуязвимое тело, давать ему в придачу технологическую базу будущего для покорения средневекового общества... как-то оно странно. Черезчур. Все равно, что пустить "зеленого берета" в полной боевой амуниции поиграть в войну с детишками. И пусть при этом этом "зеленый берет" будет периодически сюсюкать, стрелять только холостыми, шлепать пленных по попе небольно, а послушных гладить по головке... все равно - ощущение перебора возникает. Однако, все определяется авторскими целями. Потребовался такой герой - значит, потребовался!
       Итак - каков наш "сэр Дракон"?

       Во-первых - он очень добрый. Разве может быть иным тот, кто слепил снеговика? Он добрый, и не скрывает этого.

=== Cut ===

       " - Сначала поползли слухи, что в Замке Повелителя Всего проснулся дракон. Слухам я не верил. А через месяц, полгода назад, я увидел вас, сэр Дракон. Вы играли в снегу, и я решил, что вы добрый Дракон."

       " - Hу, это не важно. Hадо сообщить им, что я умненький, благоразумненький. Добрый и отзывчивый. Причем, сделать это так, чтоб напугать до смерти. Правда, интересная задачка?"

=== Cut ===

       Во-вторых - он очень умный и воспитанный. Спасти с костра маленькую девочку для него - буквально плевое дело.

=== Cut ===

       "Взлетаю. Больно, но кpылья pаботают. Плюю кровавой слюной в окно со зрителями. Hекультурно, конечно, но по сценарию все должны быть в крови. И пусть не заглядываются на мою Лирочку. А то углядят еще, что у нее голова не откушенная. Все, спасательная операция закончена."

=== Cut ===

       В-третьих - он честный и деликатный, прирожденный воспитатель. Когда девочка ударяет его железной цепью по носу, проблем не возникает...

=== Cut ===

       "Говорят, дети самые послушные, когда провинятся, чувствуют вину и хотят исправить. Сейчас ты у меня будешь чувствовать вину. Выбираю место и сажусь к Лире спиной. Демонстративно. Все равно я ее в зеркале с ног до головы вижу. Облизываю и ощупываю лапой нос. Он уже не болит, но ей это знать не обязательно."

=== Cut ===

       (Уж простите - не удержусь. В психиатрии данное поведение однозначно относится к проявлениям садизма.)

       В-четвертых, конечно же, дракон очень скромный.

=== Cut ===

       " - Здорово! У нас в деревне никто так не умеет! А правда, что драконы все на свете знают?
       - Hеправда. Драконы знают ровно половину всего на свете."

=== Cut ===

       И, наконец, в-пятых, дракон - хороший тактик и стратег. Знаток человеческих душ. Гуманист.

=== Cut ===

       " - О врагах ты должна знать больше, чем о самой себе. Никогда не верь им больше, чем наполовину. Учись думать, как они, учись думать за них. Перед тем, как что-то сделать, подумай, что сделают они в ответ. И переиграй их в их игре. Обмани хитрого, вероломно напади на вероломного, устрой засаду на любителя ловушек. Побей противника его любимым оружием, и он будет тебя бояться. А это даст возможность блефовать в трудную минуту. Хуже всего тебе будет с честными людьми. А таких тоже будет много. Старайся перетянуть их на свою сторону. Hо особенно не увлекайся, голова на плечах одна. Hикогда не бросай в беде своих людей. Пусть погибнут двое, спасая одного, зато остальные пойдут за тобой в пекло."

=== Cut ===

       Я на всякий случай забегу вперед и сообщу - общество, в котором существует "сэр Дракон" - средневековое, противостоят ему "церкачи" - этакая смесь масонов и инквизиции. У "сэра Дракона" - доставшаяся невесть откуда база, наполненная роботами, компьютерами, техникой... там можно строить вертолеты, роботов-шпионов, производить усыпляющие, парализующие, вызывающие амнезию газы...
       Разумеется, тут непроизвольно вспоминается дон Румата.
       Вспоминается - и вот тут-то и становится по-настоящему тоскливо.
       Я представил себе, как благородный дон Румата Эсторский сидит перед другой маленькой девочкой - Кирой. Дон Румата затянут в непробиваемую чешую. У него отрастают отрубленные руки и ноги. У него за спиной - легион могучих киберов. Hад Арканаром барражируют дирижабли с усыпляющим газом. Умный компьютер (к которому мы еще непременно вернемся!) рассчитывает состав новой отравы, лечит союзников и обрабатывает данные роботов-шпионов. Где-то там, на другом конце города, сидит коварный Рэба...
       " - Обмани хитрого, вероломно напади на вероломного... - говорит Дон Румата Эсторский. - Хуже всего тебе будет с честными людьми..."
       Меня - проняло.
       Если бы я читал такую книгу, я стал бы болеть за Рэбу. Если эта позиция главного героя - добро, то что же, черт возьми, зло?
       Как хорошо, что "Трудно быть Богом" писал не Шумил. Как хорошо, что
"Слово о Драконе" - лишь очередная вторичная переделка с драконьим антуражем.

       ...А маленькая девочка, которой "сэр Дракон" читает свои наставления, оказывается талантливой ученицей. Это и впрямь не ротозейка-Кира.

=== Cut ===

       А на вторую ночь сэр Деттервиль упал с главной башни и разбился насмерть. Сбежался народ, выбежала в одной ночной рубашке молодая жена, приказала окружить башню и обыскать сверху донизу несколько раз. На верхней площадке нашли оруженосца, что в тебя стрелял, с побитой мордой, и в дугу пьяного. Лира приказала облить его водой, чтоб протрезвел, и запереть в темницу. А утром устроила суд. Такой, что у всех в замке до сих пор поджилки трясутся. Когда пять судей признали его виновным, приказала вырезать ему язык, и самолично рукояткой меча выбила зубы. Потом отрезала уши и еще кое-что из мужских достоинств. Потом приказала лекарям отрезать ему руки выше локтей, вывезти из замка и бросить в канаву у дороги.

       Откуда в Лире такая жестокость? Мы же с ней говорили на эту тему. Она же мне обещала. Хотя - нет. Обещала своих не  мучить. А сейчас мстит за меня. Hо знала ведь, что мне бы это не понравилось. Hу, зубы, уши - понятно. Око за око, зуб за зуб... О, боже...
       - Тит, осмотpи меня внимательней, кpоме кpыла и ушей у меня все на месте?

=== Cut ===

       Мне непонятно, чему удивляется "сэр Дракон". Что выросло, то выросло? Да нет... скорее - семена упали на благодатную почву. Дракон посеял свое разумное, доброе, вечное.
       Хотя, конечно, ему не нравится... ну зубы, уши - понятно... но он ведь гуманист.

       (продолжение следует)

Sergey

------------------------------------------------------------------------

       К сожалению, пpодолжения я так и не дождался.

Павел Шумил

------------------------------------------------------------------------



P.S. От автора сайта.

       Хотя я и не должен был добавлять своё мнение по данному вопросу, однако предвзятость и необъективность С. Лукьяненко настолько очевидна, что мне бы хотелось сказать: обязательно прочтите следующую рецензию, вернее ответ на эту с позволения сказать "критику". Ну и разумеется, прочитайте роман. Полагаю, отношение С. Лукьяненко станет понятно уже на первой сотне страниц. Я удивлён, как мог хороший писатель пойти на столь явный персональный выпад против произведения своего коллеги - даже в случае разногласий между людьми, как мне кажется, просто недостойно вымещать негативные эмоции путём заведомо несправедливой критики хорошей книги. Уверен, даже желай Павел Шумил "отомстить" (что он, разумеется, делать не намерен), он никогда не станет подобным образом клеветать, скажем, на "Лабиринт отражений".


       Дж. Локхард   



<script> </body> </html>